Что такое хорошо и что такое плохо?

(Размышления учителя)

«Учить и любить – явление милости Бога»
Н.К. Рерих, «Листы сада Мори»

«Школьное образование — решающее для индивидуального успеха человека»
«Слабость образовательной системы – это угроза конкурентоспособности страны»
Д.А. Медведев, «Послание Федеральному собранию»

Год назад многое связывалось с предстоящим Годом Учителя. Была надежда, что обратят внимание на его понимание задач образования. Учителю всегда было ясно, что в школе, как нигде, важны цели и результат. Цель ставится на каждом уроке, и результат — это те знания и умения, которые получил школьник; это оценка его труда, труда учителя, эффективности применяемых программ и методик обучения и воспитания.

Но 19 декабря 2009 года из выступления в комплексе «Константиновский дворец» профессора, члена Совета Федерации, декана философского факультета ЛГУ работники образования узнают, что «надо работать, не думая о результатах».

Если следовать таким принципам в работе школы (образования, вообще), то неизбежно наступление хаоса. А в хаосе идёт подмена желаемой цели на ту, которую поставят те, кто знает, как управлять хаосом. Примеров можно привести много, и не только из образования.

Тон проведению Года Учителя задал сериал-провокация «Школа». Можно было предположить, что после него не меньшее время будет уделено по-настоящему мировым достижениям российского и советского образования. Скажут о мировых величинах в образовании Ушинском и Сухомлинском, Макаренко и Калабалине, обобщат опыт Караковского, вспомнят в год 65-летия Великой Победы об учителях-фронтовиках, двадцать из которых были удостоены звания Героя Советского Союза.

Надо находить и пользоваться опытом школ, которым удается получать хорошие результаты.

Достоин изучения опыт средней общеобразовательной школы №4 города Губкинский (директор Полякова Т.Ю.), где школа, бизнес и муниципалитет объединили свои усилия в воспитательном процессе. «Деньги в образование – инвестиции в будущее!» Там есть система, есть чёткое понимание результата, на достижение которого работают конкретные деньги инвестора. На мой взгляд, в этой школе хорошо видна продуктивность ключевых направлений общего образования: условия обучения нацелены на раскрытие индивидуального потенциала школьника; постоянное участие в конкурсах и олимпиадах – на выявление талантливых личностей; ужене «задумка»,а реальность 3 часа физкультуры в неделю. Девиз школы говорит сам за себя: «Солнце спрятано в каждом, надо помочь ему вспыхнуть»!

Конечно, этой школе повезло. Её поддерживает Роснефть. Думается, что своих заботливых инвесторов могли бы найти и многие другие школы в России. И это принесло бы зримые плоды. Школа бы тратила средства не только по собственному усмотрению, которое, что греха таить, не всегда бывает разумным, обоснованным, а под бдительным присмотром инвестора. Дополнительный контроль в этом случае, несомненно, полезен. Заинтересованность в спонсировании школы имеется и у инвесторов. Причём заинтересованность далеко не всегда «приземлённая», прагматическая, связанная с деятельностью той или иной компании на конкретной территории, а вытекающая из понимания важнейшего значения общеобразовательной школы, качества даваемого ею образования и воспитания для достойного будущего России в XXIвеке.

Вместе с тем жизнь убеждает, что финансовый ресурс – фактор хотя и необходимый, но недостаточный с точки зрения надёжного выполнения школой своей социальной миссии. Можно выложить кругленькую сумму, но не получить желаемый результат.

Пример тому – «Элитная гимназия», расположенная на территории президентской резиденции (Константиновский дворец) в Стрельне. Здесь за 1,5 млн. рублей с человека в год берутся воспитать будущую элиту страны. Гимназия выигрывает какие-то гранты, проводит «круглые столы» и конференции, активно присутствует в средствах массовой информации. На мероприятия приглашаются депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации, высокопоставленные чиновники, титулованные учёные, общественные деятели, прочие так называемые публичные люди. Они произносят красивые приветственные речи, желают успехов мероприятию и, как правило, исчезают сразу же после первого перерыва. Работники образования и социальных учреждений, приехавшие на мероприятие, остаются в недоумении, так как научно-практический уровень «официальных» выступлений невысок, отсутствует полноценная дискуссия, участникам мероприятия, не включённым заранее в согласованный список ораторов, слова не предоставляют. Создаётся впечатление, что и сама гимназия пока не располагает учебно-методическим и воспитательным опытом, который бы убеждал, что за будущую элиту страна может не беспокоиться, её подготовка в надёжных руках.

Обычно считают, что ругать проще, чем хвалить. Но и то, и другое не просто. Критиковать конструктивно, чтобы тебя услышали, — сложно. Но и хвалить, оказывается, легко далеко не во всех случаях. Постараюсь хвалить за дело, а критиковать конструктивно.

Мои 26 лет работы в школе не были отмечены таким знаковым событием, как полный перекрой подхода к оценке знаний учащихся в один из самых ответственных моментов выбора жизненного пути молодым человеком. Я имею в виду введение Единого государственного экзамена. Встречаясь со своими учениками, у которых дети школьники, со своими коллегами — школьными учителями, я попыталась выяснить их мнение. Многие приводили серьёзные обоснованные доводы против ЕГЭ. Ответ на эти доводы я попыталась найти на сайте Общественной палаты Российской Федерации. Где, как не там, должна быть сконцентрирована обеспокоенность общественности! Ведь она вправе привлечь к рассмотрению вопроса любую компетентную организацию и донести до населения ответы на наболевшие вопросы.

Однако на сайте одна-единственная публикация на данную тему (Рачевский Е.Л. «Попытка жить по правде», 20 апреля 2009 года). Ефим Лазаревич – сторонник ЕГЭ. Как же он характеризует своих оппонентов? «Мне кажется, противники ЕГЭ основываются … на традиционном для нашего народа страхе перед всем новым. В XIX веке народ боялся паровозов, потом страх вызывала всеобщая вакцинация. Лучше не мыться, но по-старому, чем привыкать к незнакомому и враждебному чувству чистоты и правды». И это о народе, который именно правду, справедливость, нравственную чистоту положил в основу своей системы ценностей. О народе, который дал миру Ломоносова, Менделеева, Суворова, Пушкина, внёс решающий вклад в победу над германским фашизмом, первым вышел в космос. Не приходиться удивляться, что и далее вместо идущей от жизни, практики аргументации идёт наклеивание ярлыков. Приём столь же известный, сколь и непродуктивный, так как этим сомнения в непогрешимости ЕГЭ как универсального мерила знаний и способностей выпускника школы не развеиваются.

Да, ЕГЭ, как одна из форм оценки знаний, может иметь место, но не в гуманитарных предметах. Я согласна с Кузьминой Н.В., академиком РАО, что надо укрепить систему образования фундаментальными науками и ориентированием на практику. Это присутствовало в советской школе. Я это знаю по своему опыту работы в старших классах школ Ленинграда и Москвы. Сейчас же, когда беседую с учителями, директорами школ Петербурга и Москвы, мне становится не по себе. Ибо невозможно отделаться от чувства, что вместо реформирования, совершенствования системы школьного образования мы постепенно расшатываем, разваливаем её.

Кто ответит за результаты проведения ЕГЭ ? Ведь кто-то должен был просчитать, выверить перед тем, как провести такой эксперимент на детях и их родителях? Ведь налогоплательщик всё это оплатил. А контингент студентов, набранных по результатам ЕГЭ, ухудшился по сравнениюс предыдущими годами. Опять недосмотрели, опять «профукали» деньги, опять давайте проведём работу над ошибками? Сколько можно?

Крик отчаяния директора одной из московских школ:

— мы вынуждены заниматься натаскиванием школьников к ЕГЭ;

— драматизм ситуации – не выработана система, не просчитано, что делать;

— клубок неразрешимых проблем, а сверху тяжёлый свинцовый «блин» из спускаемых чиновниками бумажек, по каждой из которых следует отчитываться. Уберите чиновника, не мешайте школе работать. Директор реально не может заниматься своей работой: он уведён в сторону от решения своих насущных задач. А если директор начнёт высказывать своё мнение, то его уволят. С директором можно расторгнуть договор прямо и быстро. Зарплата директора в 2 раза меньше учителя высокой квалификации, — парадокс!

— перестаньте бесконечно навязывать новые неотработанные учебники, формы проверки знаний.

В одном из районов Москвы в 2010 году 20 школ тестируются по всем предметам. А когда учить, когда учиться, если одна работа за другой? Дети не понимают, что происходит! Проблем – уйма!

2010 год объявлен в России Годом Учителя. Согласна с Президентом России Д.А. Медведевым, что надо повышать престиж профессии учителя. Действительно, хороших учителей и классных руководителей, преданных своему делу, бескорыстных, знающих, умеющих, не мало. Вспомните своих учителей, и среди них обязательно найдутся отдавшие Вам свои сердца, свою душу, свои знания!

Конечно, много сделано важного и нужного. В школах стали появляться хорошие спортивные площадки, компьютеры, интерактивные доски и т.д. Повышается зарплата учителей. На это выделяются огромные деньги из бюджета. Но, на мой взгляд, нет должного контроля за распределением и расходованием этих денег. Пусть в школе будет один компьютерный класс (или компьютер), но должна быть и возможность его обслуживать. А то компьютеры завезли, а денег на программное обеспечение, техническое обслуживание и доступ в Интернет не предусмотрели. Пока речь об интерактивных досках идёт только в отдельных случаях, а в некоторых школах города Москвы мечтают об обычной нормальной доске.

«Сохранение и пополнение кадрового состава учителей». Согласна с Президентом России, что особое внимание должно быть уделено подготовке учительских кадров. Необходимо исключить возможность прихода в школу случайных людей, проваливших методическую практику во время обучения. Надо увеличить количество часов психологии на всех факультетах педагогических вузов. Слабая методическая подготовка, плохая речь, недостаточное знание возрастной психологии не допустимы, так как только овладение этими тремя компонентами делают человека не просто математиком, физиком, химиком, биологом, историком, а учителем. Тем, кто в состоянии передать эти знания учащимся так, что они их усвоят, притом в должном объёме, в предусмотренные программой сроки и, что самое важное, — не механически, а с пониманием, творчески.

Считаю очень важным привлекать учителей профессионалов при обсуждении вопросов и принятии актуальных решений образования. Практика, опыт, личность учителя – это бесценно. Однако часто вопросами образования занимаются люди, плохо знающие школу, её атмосферу, её проблемы, её нужды, а иногда,– и не любящие её.

Вообще, такое впечатление, что страна не нуждается в профессионалах. По данным социологов, более половины выпускников вузов работает не по специальности. Специалисты по космической технике и космонавтике оказываются ненужными в системе Роскосмоса, ведущими на телевидении и радио зачастую выступают люди, не сведущие ни в какой области, не умеющие даже грамотно говорить, лечат в клиниках «специалисты», явно купившие дипломы и т.д.

Я за раннюю профориентацию, за дифференцированное обучение. Часто новое — это хорошо забытое старое. Вспомните спецшколы 60-х — 70-х годов, заочные и очные школы при ведущих вузах страны, интернаты для одарённых детей. Это были школы, из которых практически все выпускники поступали (и без репетиторов) в ведущие вузы страны. Можно привести пример 157-ой экспериментальной средней школы при АПН РСФСР (г. Ленинград). Школу с 1944 по 1965 годы возглавлял Анатолий Павлович Исаев, который поднял её из руин после войны и сделал одной из лучших в Советском Союзе. В ней особое внимание уделялось преподаванию математики и физики, а в последующие годы, и английскому языку.

В 1990-е годы во многих школах появились классы с углублённым изучением физики, математики, химии, литературы. Такие классы создавались учителями-энтузиастами, профессионалами с большой буквы. Так в 441-ой средней школе Ленинграда в 1988 году учитель Грачёв Ю.П. создал класс с углублённым изучением математики. Наладил контакты с Ленинградским университетом, и почти все выпускники этого класса поступили в ведущие вузы Ленинграда. Я была классным руководителем этого выпуска, общаюсь с ними до сих пор, и знаю, что все они состоялись как специалисты.

Нельзя всех обучать в одном классе: тех, кто хочет освоить рабочую специальность, и тех, кто будет заниматься наукой. У каждого свои способности и свои задатки. Равные права не тогда, когда отличник пятый раз слушает, как учитель объясняет простейшие вещи нежелающему их усваивать, а когда каждому уделяется одинаковое время. На мой взгляд, ошибочная практика, когда всех тянут одиннадцать лет в общеобразовательной школе. Правильнее восстановить систему профтехучилищ.

По моему мнению, создание профориентированных классов надо отдать педагогическому коллективу школы. Если есть сильный учитель, он найдёт контакт с вузом или с предприятием, которые будут заинтересованы увидеть у себя выпускников соответствующего класса. Но для этого надо, чтобы административные структуры помогали школе в практическом решении этих вопросов, а не навязывали ей поставщиков оборудования и питания, ремонтных и строительных бригад.

Сейчас много говорится о создании нормальных условий для инвалидов, социально-реабилитационных центров для детей из неблагополучных семей. Есть прекрасные примеры самоотверженной работы преподавателей и воспитателей школ-интернатов (например, Новолеушковская школа-интернат для детей сирот Краснодарского края). За успехи в работе директор школы-интерната Курасова Татьяна Ивановна дважды была признана на Кубани человеком года.

Иначе отмечен труд директора специальной (коррекционной) школы-интерната, г. Ногинск московской области, Карэ Н.А.. Наталья Арсеньевна — самоотверженный человек, сама инвалид с детства, — сумела без серьёзной помощи чиновников поднять разваленную школу до передовой в России. В «благодарность» за это ей в 2010 году уменьшили зарплату в три раза – перестали выплачивать надбавки за звание, квалификацию и условия работы. Объяснение этому простое – из бюджета Московской области украдены миллиарды рублей. Вот их и возмещают.

Оставляет желать лучшего социальная защищённость учителя. Может кто-то может привести другую статистику, но за 26 лет работы в школах Ленинграда и Москвы я ни разу не отдыхала по профсоюзной путёвке. Знаю, что большинство моих коллег ответят также. Но зато чиновники от образования себя никогда не обижали. Между тем работа учителя по энергетическим и психологическим затратам, думаю, сродни работе шахтёра. Меня прекрасно поймут родители, которые оказались в школе во время перемены. А урок? Три четверти часа, выверенных поминутно один на один с детской аудиторией, которая гораздо труднее взрослой. И так изо дня в день. А проверка тетрадей дома, подготовка бесконечных отчётов. А внеклассная работа, ремонт и уборка школы в каникулы? Нужен отдых, реабилитация за год, лечение накопленных недугов! А потом пенсия – 3-4 тысячи рублей в месяц! И это за 25-30 лет стажа. Может, на социальное обеспечение учителя в Год Учителя обратим внимание?!

Полюбите учителя-человека. Он, этот ЧЕЛОВЕК, дал каждому из нас путёвку в жизнь, научил любить Мать, Родину, Природу, Ближнего!.. Мы все родом из Детства. И часто от учителя зависело, удалось ли нам его отпраздновать.

Приятно было слышать, с какой теплотой отзывались о своей школе, о своих учителях Президент России Д.А. Медведев, его супруга С.А. Медведева. Спасибо им!

Мне кажется, и моё мнение совпадает с мнением моих коллег, что пора оценивать работу учителя, классного руководителя и по конечному результату. Сколько выпускников из его классов, окончив школу, поступили в вузы и работают на благо своей страны (хорошие рабочие, крестьяне нужные стране не меньше). Да, получают некоторые учителя премии, звания и т.д. Но многие, по разным причинам, остались незамеченными, хотя и заслуживают поощрения, внимания, признания. В каждом из его выпускников осталась частица его самого. Безусловно, встречается и обратное. Но, уверена, такого меньше. Надо доверять учителю, если мы доверяем им своих детей, своё будущее!!

Учителя нельзя подозревать в коррупции, как правило, его намерения чисты! Да, бывают подарки (букет цветов, памятные сувениры). И что? Это разве плохо?!Хуже, когда родители и ученики не считают нужным выразить благодарность своему наставнику. «Умей заметить в людях хорошее и сказать им об этом»!

Очередная галочка была поставлена 5 октября 2010 года в Год Учителя при праздновании Международного Дня Учителя в Кремлёвском дворце. Сидя в зале, я испытывала чувство неловкости, было впечатление, что учителя лишние в этом зале. Цветов не было даже для пятнадцати номинантов и победителей конкурса «Учитель года». Программа концерта не была ориентирована на тему мероприятия. Удивил низкий уровень концертной программы.

В прошлом году я присутствовала на нескольких достаточно больших мероприятиях. Назову одно – «Дети Добра». В Кремлёвский дворец съездов съехались из разных регионов России учащиеся и их учителя. И что!? Я так и не поняла (и не я одна), ради чего всё это затевалось, зачем пригласили туда детей!? Они выступали в роли статистов. Они стали свидетелями вручения каких-то премий взрослым дядям и тётям. О детях даже не вспомнили. Сколько часов они провели в зале… их даже не накормили, не предложили воды, сок… А ведь они все должны были ещё возвратиться домой. Думаю, что у каждого из нас, родителей, был бы вопрос: «Как же это было возможно? А где же добро, любовь?»

Многие учителя связывали свои надежды с выздоровлением школьного образования с появлением «Национальной образовательной инициативы «НАША НОВАЯ ШКОЛА»». Но как она будет реализовываться? Если так, как реализовывались положения выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на заседании Государственного Совета 29 августа 2001 года, то надежды не оправдаются.

Большое внимание в Инициативе уделено контролю (что фактически обосновывает дальнейший рост числа чиновников), поставке оборудования (без соответствующего финансирования его эксплуатации и обслуживания). Какой смысл централизованно поставлять в школу компьютерную технику, если нет средств её эксплуатировать? Наверное, есть.

Совершенно не согласна с характеристикой советской системы образования. «…советская система образования была создана для решения проблем трансформации аграрного общества в индустриальное, должна была обеспечить массовое унифицированное образование людей как членов индустриального общества». Такое впечатление, что у нас ничего не было, мы опять возрождаемся из пепла.

За красивыми обещаниями скрывается развал среднего образования в последние 20 лет. Западные специалисты нам уже «помогли наладить» экономику, зачем же их привлекать к дальнейшему развалу среднего образования? В среднем образовании мы были на голову сильнее Запада. Наша школа отличалась фундаментальностью образования, оно до сих пор даёт возможность быстро переучиваться. Спросите выпускников 60-х – 80-х годов, и вы многое услышите и узнаете. Это те, кто сейчас движет науку, покоряет космос, создаёт современное оружие, самолёты, культуру. Советскую школу окончили те, кому сейчас около 40 и более лет. Более того, практически вся верхушка политического и государственного руководства, бизнеса современной России состоит из выпускников советской школы. Не говорю уже об учёных, специалистах, которые с распростёртыми объятиями были встречены за рубежом, в развитых странах. Дети средней успеваемости, эмигрировавшие со своими родителями в развитые страны из России, оказывались в школах США, Швеции, Германии «звёздочками», которыми гордились и школы, и муниципалитеты.

Значит, не такой уж плохой была школьная система, сложившаяся в годы советской власти, значит надо сохранить в ней то, что ценно и в современных условиях. Именно эта задача выдвигается и обсуждается в книге «Образование, которое мы можем потерять» под редакцией академика РАН, ректора МГУ В.А. Садовничего. Её авторы – ведущие учёные, деятели высшей школы России. Их всех объединяет то, что все они противники фактического развала школьного образования, идущего под лозунгом его реформирования. В книге огромное количество интересных, обоснованных мыслей о путях развития российского школьного образования в XXI веке на основе накопленного в минувшем столетии богатого опыта, за счёт которого мы, строго говоря, живём все эти годы. Однако нынешние реформаторы образования книгу просто проигнорировали.

В проекте «Инициативы» ни слова не говорится о том, что результатом среднего образования должно стать целостное видение мира и процессов в нём протекающих.

Для чего я это всё говорю? Надеюсь быть услышанной. Критерием правильности любой теории и идей является практика. А практика – это мой опыт и опыт других учителей. И этот опыт подсказывает нам, что не всё благополучно в образовательном королевстве.

Ерюхина Нина Павловна,
учитель-методист

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники