Мировоззренческое кино для подростков

Д.В. Григорьев

Кино – искусство, не просто специфическое для ХХ века, но в определенном смысле создавшее сам образ ХХ века. У всех нас, чей год рождения начинается с «тысяча девятьсот …», есть стойкое ощущение, что мы своими глазами видели самые разные уголки мира, в котором живем, непосредственно наблюдали важнейшие исторические события, знаем в лицо великих людей прошлого и настоящего. Но если вдуматься, всё это благодаря кинопленке.

По меткому замечанию кого-то из культурологов, кино как никакое другое искусство может задокументировать реальность, но этот документ, созданный кино, может быть самой достоверной фальсификацией. Один из хрестоматийных примеров – знаменитый английский документальный фильм времен Второй мировой войны, в который были включены куски захваченных немецких хроник. Потрясенные зрители видели, как Гитлер в захваченном Париже в упоении сплясал дикий танец. Миллионы зрителей видели это своими глазами. Как исторический факт это событие под названием «людоедской жиги» вошло в труды историков. Прошло более десяти лет, и известный кинематографист Дж. Грирсон сознался, что он является автором этого «исторического факта». В его руках была нацистская хроника, в одном из кадров которой он разглядел Гитлера с поднятой ногой. Повторив этот кадр много раз, кинодокументалист заставил Гитлера плясать перед глазами зрителей всего мира.

Кино не отражает реальность, оно творит свою реальность, порой не подчиняющуюся не только законам природы, но и законам общественных отношений и здравого смысла. В этом смысле кино бесконечно близко юности с ее отчаянными поисками смысла жизни, с рискованными попытками перестроить этот мир под себя, с неистребимым желанием почувствовать себя автором собственной биографии.

Я каждый раз убеждаюсь в этом, когда вместе со школьниками смотрю шедевр Акиро Куросавы «Расёмон». Поначалу они не слишком внимательны к картинке на экране, к тому же черно-белой. Их, живущих в перекрестии криминальных новостей, блатных песен и жаргона, не удивишь убийством самурая, тело которого обнаружено в лесной чаще. Пойманный известный разбойник признается в убийстве: да, это он заманил самурая и его жену в чащу, жену изнасиловал, а самурая убил.

Однако дальше следует показание вдовы самурая. По ее словам, разбойник действительно заманил супругов в глубину леса, привязал самурая к дереву, овладел на его глазах его женой и убежал, а жена от стыда заколола самурая и хотела покончить с собой, но упала в обморок, а, очнувшись, от страха убежала. Тут на лицах школьников уже читается интерес к сюжету: у кого – к детективному, у кого – к романтическому.

Когда же свою версию событий излагает дух умершего самурая, класс замолкает в напряженном ожидании развязки. По словам духа, после того, как разбойник изнасиловал его жену, она сама сказала разбойнику, показывая на самурая: «Убейте его», но возмущенный разбойник, оттолкнув женщину ногой, отвязал самурая и убежал. После этого самурай от стыда покончил с собой.

Удовлетворив свое любопытство, подротски почти утрачивают интерес к происходящему на экране. Они уверены, что дух умершего лгать не может, им ясно, как все было на самом деле, а потому они откровенно досматривают фильм. И вдруг в последних кадрах вместо привычной морали школьники обнаруживают, что никакого «на самом деле» нет, что в каком-то смысле правдивы все три точки зрения. Шок. Тишина в классе.

Тишина сменяется шквалом вопросов к учителю. Не добившись от него правильного ответа, еще не веря, что такого ответа в принципе нет, школьники завязывают спор друг с другом. Атмосфера в классе накаляется.

В этот момент я предлагаю ребятам разделиться на три группы по числу версий события и продолжить обсуждение в группе близкой им версии: выявить ее сильные и слабые стороны, развернуть аргументацию, выбрать лидера, который донесет позицию группы до других, сформулировать вопросы другим группам, подготовить возможные контраргументы.

После этапа внутригруппового обсуждения начинается дискуссия между группами. Ребята доказывают правоту своей позиции, спорят с оппонентами, убеждают и сомневаются, ищут общее и отстаивают особенное. И чем дальше, тем больше понимают, что правильной, единственно верной версии рассматриваемого события нет.

В какой-то момент, который нельзя предвидеть, а можно только почувствовать, я беру на себя смелость остановить дискуссию. И предлагаю подросткам проанализировать то, что произошло в нашей совместной работе. Начинаю сам. Говорю им о том, что они столкнулись с пониманием событийности, характерным именно для современной культуры. Подчеркиваю, что сегодня событие происходит, если удовлетворяются два условия: во-первых, тот, с кем произошло событие, полностью или частично под влиянием этого события меняет свою жизнь, во-вторых, событие должно быть обязательно зафиксировано, засвидетельствовано и описано его наблюдателем, который может совпадать или не совпадать с основным участником события. Затем высказываю свое отношение к фильму, к тому, как разворачивалось его обсуждение, делюсь теми мыслями и чувствами, которые возникли у меня в процессе наблюдения за дискуссией.

Начинают высказываться старшеклассники. Они тоже говорят о своем восприятии фильма, участии в его обсуждении, делятся впечатлениями и переживаниями, размышлениями и сомнениями. И вдруг оказывается, что за разностью наших мнений, суждений открывается различие наших взглядов на мир, разнообразие наших мировоззрений. Для кого-то жить – значит действовать, для другого – созерцать, для третьего – любить.

Кино, подобно фотографическому реактиву, проявляет мировоззрение человека. А, значит, у педагога есть шанс с помощью кино влиять на мировоззрение детей.

С опорой на данную модель, которую можно считать базовой, разработаны еще несколько учебно-игровых процедур просмотра и обсуждения кинофильмов школьниками-подростками:

  • учебно-игровая процедура «Поиск позиции»: просмотр фильма — определение «веера» возможных позиций по отношению к нему (от самых простых: нравится — не нравится, понятно — непонятно, «задело» — не «задело», к более сложным: «оптимист» — «пессимист»; «автор», «читатель», «критик», «цензор» и т.п.) — самоопределение в позициях (складывание микрогрупп) — объявление условия: позицию в процессе коммуникации можно менять — «запуск» позиционного общения — организация рефлексии: кто поменял позицию? Почему? Кто был готов поменять позицию? Почему не сделал этого? Кто нашел свою позицию сразу? Вы уверены в своем выборе или есть «тень сомнения»? Достаточно ли одной позиции для полноценного понимания текста? Почему позиции кооперируются или конфликтуют друг с другом? Что дает многопозиционность? И т.д.;
  • учебно-игровая процедура «Автора!»: знакомство «автора» (одного или нескольких членов группы) с предполагаемым к обсуждению кинофильмом — беседа ведущего группы с «автором» (выявление особенностей прочтения и понимания) — знакомство группы с фильмом — выступление «автора» — диалог участников группы с «автором» в форме пресс-конференции — рефлексия: возможно ли понимание читателем авторского замысла? Принадлежит ли текст автору? Есть ли разница между смыслами автора и читателя? И т.д.;
  • учебно-игровая процедура «Пойми меня»: просмотр фильма — высказывание своей точки зрения на фильм первым желающим — установление правила: каждый может высказать свое мнение только после того, как он пересказал идеи, выраженные говорившим до него, так, что тот выразит согласие с пересказом — продолжение дискуссии с соблюдением установленного правила — итоговая рефлексия: легко ли встать на точку зрения другого? Изменилось ли что-либо в вашей позиции после воспроизведения позиции другого? Стали ли вы лучше понимать других? И т.д.;
  • учебно-игровая процедура «Взаимопонимание»: предварительный просмотр фильма потенциальными «смысловыми» лидерами (3-4 человека) — подготовка ими собственных текстов-рассуждений по мотивам увиденного — знакомство всей группы (класса) с текстом — знакомство с текстами-рассуждениями лидеров — складывание микрогрупп вокруг позиций лидеров  —  диалог микрогрупп (перекрестные вопросы-ответы) — итоговая рефлексия: почему вы объединились вокруг этой позиции? Хорошо ли вы понимали друг друга в микрогруппе? Вы были рядом или вместе? Возникали ли у вас моменты несогласия с микрогруппой? Как вы действовали в этой ситуации? И т.д.;
  • учебно-игровая процедура «Переговоры»: знакомство группы с фильмом — определение полярных, диаметрально противоположных точек зрения на фильм — разделение группы (класса) на три подгруппы: две отстаивают крайние точки зрения, третья пытается организовать их переговоры с целью сближения позиций – рефлексия: возможно ли сближение противоположностей? Какими средствами оно достижимо? В чем можно идти на компромисс, а в чем нельзя уступать ни при каких обстоятельствах? Можно ли одновременно удерживать несколько пониманий? Всегда ли определенность лучше неопределенности, однозначность — неоднозначности? Достижима ли истина или человек всегда в приближении к ней? И т.д.

Любая из указанных процедур может быть использована в отношении любого игрового или документального фильма.

Если же учебно-игровые процедуры по каким-то причинам сложны или неинтересны педагогу или школьникам, можно обратиться к классической форме вопросов-ответов по итогам просмотра фильма. Разумеется, здесь от учителя требуется тщательная предварительная проработка вопросов.

Вот, к примеру, вопросы педагога и ответы школьников по киноновелле «Колокол» из фильма «Андрей Рублёв» режиссера Андрея Тарковского.

Педагог. На ваш взгляд, о чем эта киноновелла?

Школьники. О становлении мастера из вчерашнего ученика, подростка. О преодолении человеком внешних и внутренних трудностей для выживания и реализации себя.

Педагог. В чем особенность, сложность процесса становления мастера, показанного в фильме?

Школьники. В том, что оно проходит для подростка Бориски без учителя (отец умер) и точного знания (в конце узнаем, что «отец – змей» секрета колокольной меди не передал), на свой страх и риск.

Педагог. А разве в каком-то смысле это не всегда так? Разве мастером не становится человек всегда сам?

Школьники. Да, в определенном смысле так. Даже если есть рядом учитель, наставник, мастером ты становишься всегда сам, своим усилием. Потому что никто, кроме тебя самого, решающего усилия, главного шага не сделает.

Педагог. Как вы думаете, а почему новелла названа «Колокол»? И почему именно колокол выбран как центр всего действия?

Школьники. Колокол – это сочетание металла (грубости, тяжести) и звука (легкости). Колокол рождается из металла и глины, а потом несет радость в человеческие души, очищает их своим звучанием. Отливка колокола – это чередование жара и охлаждения. Колокол – это встреча земного и небесного, материального и духовного.

Педагог. А что общего у колокола и мастерства?

Школьники. В них сочетаются противоположности. Мастерство – это тоже сочетание ремесла и вдохновения. Получается, что колокол – это своего рода образ мастерства.

Педагог. Спасибо. Давайте вернемся к главной теме: становление зрелого мастера из вчерашнего подмастерья-подростка. Каким мы видим этого подростка в начале фильма?

Школьники. Быстрый, порывистый, нервный, сообразительный.

Педагог. А каким он предстает в сцене поиска «правильной» глины?

Школьники. Целеустремленным. Способным возражать взрослым, настаивать на своем. Сосредоточенным на своей идее и своем видении. Отчаянным. Упрямым.

Педагог. Где, в каких сценах он еще упрям и непреклонен?

Школьники. При выборе места под яму для отливки колокола. В том, какие веревки должны быть куплены. В момент начала обжига.

Педагог. Каков Бориска в работе?

Школьники. Самоотвержен, работает на износ, без сна и отдыха. Буквально горит работой (режиссер интересно показывает, как он радуется огню).

Педагог. Как он руководит людьми?

Школьники. Личным примером. Демонстрирует несгибаемую волю, решимость, ведет за собой, где чувствует слабину – давит. Показательно, что чтобы продавить свое решение, он отправляет на порку своего дружка Андрейку. Люди быстро начинают верить в него, в его знание секрета колокольной меди.

Педагог. Обратите внимание на интересный момент. Когда отлитый колокол очищен от обожженной глины, Бориска прислоняется к теплому металлу в том месте, где есть изображение святого. Кто этот святой?

Школьники. Георгий Победоносец.

Педагог. Как вы думаете, это случайно или в этом есть некий символизм?

Школьники. Георгий Победоносец в христианской традиции – это  символ победы. Но не просто победы, а победы через самопожертвование. Настоящее мастерство требует от человека отдачи всего себя, без остатка.

Продолжение следует…

Какие же фильмы смотреть и обсуждать с подростками? На мой взгляд, критерии отбора следующие: наличие проблемы, затрагивающей мировоззрение и самосознание современного молодого человека, определенная парадоксальность, неоднозначность, эмоциональная насыщенность, философичность, доступность прочтению «здесь и теперь». У педагога есть возможность привлекать те художественные и документальные кинопроизведения, которые он сочтет соответствующими указанным критериям. Еще лучше, если он привлечет к отбору фильмов школьников. Тогда, вполне вероятно, он не раз услышит от них: «А давайте вместе посмотрим фильм?»