Социальное воспитание и современность: кризис и преемственность

Меттини Эмилиано, магистр философии, соискатель кафедры теории и истории педагогики ГКУ им. А.Н.Некрасова, вице – президент Международной Макаренковской Ассоциации

Кризисное состояние современного социума заставляет теоретиков и практиков задать себе вопрос о качественно новом, эффективном социальном образовании. Пропасть, образовывающаяся между гражданским обществом и властью сказывается на целеполагании социально – воспитательной системы, которая сможет полностью ответить на требования нынешнего общества. Конец идеологического противостояния после окончания т.н. холодной войны, как на Западе, так на постсоветском пространстве повлек за собой распад не только экономически – политических систем, а тоже «увядание» систем социально – воспитательных мировоззренческих ориентиров. Многочисленность культурных влияний на общество вызывает трудность в определении прочной социально – воспитательной и, соответственно, образовательной системы. Нашей исходной точкой зрения, в исследовании поставленной проблемы, является то, что современное общество, которое справедливо можно назвать постмодернистским и постиндустриальным, отличается особенной нестабильностью и социальной мобильностью. Мы понимаем постмодернизм и постиндустриальное общество в их классическом толковании. С одной стороны, мы ссылаемся на Юргена Хабермаса, Дэниела Белла и Зигмунда Баумана, которые трактуют постмодернизм, как общество, в котором характерен эстетический эклектизм, фетишизация предметов потребления [5, c.5]. А, с другой стороны, определяем постиндустриальное общество, как то общество, в котором приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг, которые, в свою очередь, вызывают рост потребительского спроса населения. Социальное воспитание старается «поставить заслон» на пути вышеуказанных тенденций, но решения принятые на счет социального дрейфа мы считаем временными и без особенного размаха. Если обратиться к классикам таким, как Эмиль Дюркгейм, один из наиболее знаменитых представителей социальной педагогики, мы можем определить поставленную проблему с другой точки зрения. Французский ученый был убежден в общественном характере педагогического процесса в общественном характере педагогического процесса («Воспитание — методическая социализация»), писал, что деятельность школы состоит «прежде всего в развитии известного набора интеллектуальных, нравственных, физических качеств, которых требует общество и среда»[1, c.102]. Это происходит от того, что общество, по мнению Э. Дюркгейму, представляет собой особую духовную реальность, и основывается на общезначимых коллективных представлениях (право, мораль, религия, чувства, привычки и т.д.) [6, c.142]. Соответственно, школа, как представитель общества, должна быть не только хранителем социальных ценностей, но, одновременно, передать подрастающему поколению те инструменты, которые способствуют развитию детей и самого общества. Поэтому считаем, что одной из обязанностей школы является социальным воспитанием. Развитие современной образовательной системы, на наш взгляд, должно опираться не только на идеи Дюркгейма, а тоже на концепцию образования, которая включает в себя воспитание гражданина и «государственного человека», т.е. человека, способного быть участником и организатором сложных общественных социальных и экономических процессов, и думающего о целостности государства. Кроме того, воспитание должно стать деятельностью по развитию духовного мира личности, направленная на оказание ей педагогической поддержки и самоформирования своего нравственного образа. Для создания новой образовательной парадигмы и системы в вышеуказанном смысле, мы считаем, что возможно использовать воспитательный подход классика отечественного и мирового воспитания Антона Семёновича Макаренко, главный принцип которого был коллектив. Конечно, можно считать, что коллектив – это просто артефакт советских реалий, но на самом деле, он являлся мощным средством для социального воспитания детей. А.С.Макаренко удалось создать в своих воспитательных организациях т.н. антропосферу, которую можно определить как компактную в себе организованную реальность, как «позитивную естественность существования во всем своём богатстве, внутренней связности, дифференцированности. Сущностная природа «Я» сказывается в участии, установлении мостов взаимности. Антон Семёнович понимал антропосферу как ту среду, где может произойти перевоспитание личности. По мнению украинского исследователя Н.Н.Окса [4, c.26], инновационность воспитательной системы Антона Семёновича Макаренко состоит в том, что она строится не на основе предписаний и запретов, а на позитивных ценностях, которые предполагали активный процесс выбора ребенком. Данная система по – настоящему воспитательная потому, что с одной стороны раскрывает и развивает человеческий потенциал, а с другой стороны она динамична, поскольку она способна изменяться в зависимости от уровня ценностного мировоззрения ребенка, которое постоянно совершенствуется. Таким образом, ребенок не просто «воспитательный продукт», а творческая личность, так как её основоположная установка – развитие всех сущностных сил ребенка для жизнедеятельности в неизвестных и даже непредсказуемых ситуациях. Социальное воспитание детей осуществляется двумя путями: общение и самообозначение «Я», т.е. самопонимание себя как единосущного обладателя психофизической определенности. Не раз Антон Семёнович говорил, что в человеке надо преодолеть стихийные и эгоистичные стороны человеческой природы потому, что культура в широком смысле (социальное воспитание, социализация, перевоспитание), является процессом бесконечного сопротивления между человеком и его внутренней сущностью. Подход А.С.Макаренко к человеку можно, по удачному выражению Т.Ф.Кораблевой [3, c.108], назвать культурно – преобразовательной парадигмой. Социальное воспитание, под которым подразумевается становление и формирование личности в пространственно – временных рамках, может поднять человека с уровня биосферы к уровню антропосферы, т.е. к полному пониманию человека как личности, действующей и творящей. Личность становится культуртрегером, носителем ценностей нового общества и новой морали. В данном контексте, мы считаем, что не надо отдаваться крайностям прагматизма Дж. Дьюй [2, c.53]., для которого за истинное признается то, что является практически полезным, пригодным на практике. Сегодня не нужен никакой социально – воспитательный эклектизм. Современное социальное воспитание и современная образовательная система должны ответить требованиям социума, но не подчиняться им и, тем более, отказаться от ценностей прошлого, потому, что они общечеловеческие и не зависят от определенного социального – идеологического строя.