А.С. Макаренко: воспитание и коучинг

Сегодняшние образовательно-воспитательные тенденции указывают на то, что они продолжают выходить на второй план с тем, чтобы подстраиваться под обучение, на данный момент являющееся главным мерилом по отношении к оцениванию способностей и умений учащихся любых образовательных учреждений. К большому сожалению, не всегда становится ясным то обстоятельство, что нельзя выкинуть ребенка с грязной водой для подгонки отечественных образовательных программ по непонятно откуда взявшимся стандартам, или по так называемым модным и, ведь, очень перспективным направлениям на международном уровне. Разумеется, именно в связи с вышеуказанным, сегодня критерием ре-зультативности работы образовательных учреждений являются результаты ЕГЭ. Было бы правильнее и, наверняка, проще, использовать те образовательно – воспитательные модели, по которым работали великие воспитатели недавнего прошлого, которые, по каким-то, хотя понятным причинам, ушли в забвение. Среди этих забытых людей, определяющих своей деятельностью курс воспитания и педагогической науки на несколько десятилетий вперед, конечно, мы может найти и Антона Семёновича Макаренко.

Достижения Антона Семёновича Макаренко признаны на мировом уровне, и во многих странах, начиная с Кубы, и кончая Францией, ак-тивно используются и творчески принимаются его идеи о коллективе, о воспитание в труде и через труд, и т.д. и т.п. На наш взгляд, не было подчеркнуто должным образом то, что Антон Семёнович пользовался подходом к воспитанию подрастающего поколения, который называется коучингом, если говорить современным языком. Коучинг (англ. coaching — обучение, тренировки) является методом консалтинга и тренинга, и мы считаем, что можно его использовать для исследования трудов Антона Семёновича Макаренко, поскольку коучинг отличается от психологического консультирования, направленностью мотивации, во–первых, и, во–вторых, работа с коучем предполагает достижение определённой цели, новых, позитивно сформулированных результатов в жизни и работе. Исходя из этого, мы считаем уместным думать о воспитательной системе Антона Семёновича, как о системе коучинга по двум главным чертам:  коучинг — это искусство создания (с помощью беседы и поведения) среды, которая облегчает движение человека к желаемым целям, так, чтобы оно приносило удовлетворение. И ещё, что немаловажно, ко-учинг — это система реализации совместного социального, личностного, и творческого потенциала участников процесса развития, с целью получения максимально возможного эффективного результата.

В практике выдающегося педагога такие черты появились в нескольких его основных приемов: общая беседа с воспитанниками во время общего собрания членов коллектива; личная беседа с отдельными воспитанниками; система временных полномочий, которая давала каждому воспитаннику возможность попробовать себя в роли управляющего и в роли исполнителя, и, наконец, система перспективных линий, определяющая ход как хозяйственного так воспитательного развития коллектива Колонии им. «Горького», и коммуны им. «Дзержинского. В этом контексте, уместно напомнить слова нижегородских коллег – составителей интересного труда «А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания». По их мнению, можно считать, что: «Система целей воспитания в макаренковской концепции педагогики объединяется понятием «ценность человеческой личности» [1, ч. 6, с. 17]. Это вершина в ее становлении, «сама радостная перспектива» жизненного самоопределения» [2, 398]», поскольку, по мнению наших уважаемых коллег с «ощущения собственной личности» начинается «у А.С. Макаренко работа с воспитанниками и их характеристика, происходит «возвышение личности» [1, ч.2, с.304]. Следовательно, «цель и смысл жизни – «радость существования» (цитата).  В конкретной практике Антона Семёновича, данные слова не остались мертвой буквой, потому, что за ними стояли конкретные субъективно – объективные переживания детей. Успех проектирования перспектив, и, соответственно, их воплощение в жизнь, зависит от понимания педагогом реального потенциала личности, стоящей перед ним, от стремлений, желаний, а иногда требований личности к коллективу и к самому себе, и от многих других факторов, которые имеют своим «эпицентром» меж-личностные и межвозрастные отношения и особенности внутри коллектива. Вспоминаем, как Антон Семёнович рассказывает о том, как его воспитанники решили строить себе каток. На первый взгляд, кажется, что это всё просто: необходимо выполнять всего лишь несколько механических действий с тем, чтобы получить места, где играть в хоккей, или кататься на лыжах, но за этим стоят новые мотивы, которые повлияют на будущее развития детей. Как справедливо замечает Носаль А.Л., Антон Семёнович «был убежден, что главная роль в выборе будущей перспективы принадлежит эмоциям, испытываемым личностью по отношению к тому или иному сценарию своего психологического будущего» [3], и, следовательно, «удаленность во времени желаемого события увеличивает напряженность ожидания и сужает сознание в направлении реализации желаемого события» [3]. Таким образом, мы можем прийти к выводу, что любой ребенок, находившийся в коллективе Антона Семеновича, и разделивший с другими определенной перспективой, которую мы могли бы назвать «эмоциональным разрядом», старался реализовывать именно ту перспективу, ту цель, которая стояла перед ним. Поэтому, роль будущего, и его влияние на формирование личности заключается в том, что в процессе изменения представляемого будущего. В связи с этим, воспитанники начинали «идентифицироваться со своим новым образом «Я»» [3], и, в свою очередь, данный процесс идентификации скорректировал их настоящее поведение, и на личном, и на социально – общественном уровнях. Таким образом, в психике воспитанника, выделяются правильные мотивы поведения; происходит постоянное «отталкивание» старых, криминогенных остановок. Поэтому начинают образовывать те положительные чувства и эмоции такие, как «заботливость», «ответственность», «способность ориентировки» [1, ч. 6, с. 103 – 104], о которых так много и интересно написал Антон Семенович.

Если принимать к вышеуказанному о системе Антона Семеновича Ма-каренко, слова основателя университета коучинга Милтона Эриксона (Канада, Ванкувер), мы можем понять, что, на самом деле, Антон Семёнович использовал систему коучинга. М. Эриксон дает хорошее определение коучинга в виде пятилучевой звезды. Каждый луч этой звезды представляет собой один из пяти принципов коучинга: 1) все люди хороши такими, какие они есть, 2) всегда делают наилучший для себя выбор на данный момент, 3) уже обладают всеми ресурсами для успеха, 4) имеют позитивные намерения за каждым поступком, 5) с каждым выбором растут или умирают. Изменения неизбежны [4]. В сути, здесь мы можем узнавать несколько важных принципов воспитания Антона Семеновича Макаренко, которые не назовем, поскольку они очевидны, на наш взгляд. Основой любого воспитания и образования, которые содержат ценности и ценностные ориентиры, должно стать настоящее раскрытие человеческого потенциала, и это не в целях его трудоустройства, как сегодня большинство ученых мужей пишет, а столько в целях его жизнеустройства. Воспитательная тактика и стратегия Антона Семеновича были намерены на достижение такого эффекта: дать детям – сиротам, или беспризорникам, возможность понимать, как, и зачем ориенти-роваться на те, или на другие виды деятельности, которые могли бы подчеркнуть и развивать не известные иногда самим воспитанникам черты характера или личности. Формирование личности и лидерских способностей воспитанников приспособили четкий выбор Антоном Семеновичем педагогическо – воспитательных приемов, их грамотное использование, их сочетание с другими ценностно ориентированными подходами, позволяющими найти то, что Д.К. Ушинский называл «че-ловеческое в человеке».  По нашему мнению, в этом же включаются миссия и видение современного образования и воспитания: в поиске и развитии творческих способностей детей с тем, чтобы эти последние могли бы служит опорой для их будущего. Разумеется, это касается детей с девиатным поведением, в первую очередь, и детей т.н. «благополучных», или «нормальных» семей.  Вызовы современного мира и социума уже не ставят четкой границы между этими двумя понятиями. Извращенное очарование социального зла, т.е. этическо – социальная неопределенность нашего «жидкого общества» (гениальное выражение американского философа Зигмунда Баумана), может ставить под угрозу жизнь любого ребенка.

В заключение нашего выступления, мы хотели бы сказать, что, на дан-ном этапе разработки новых воспитательных и образовательных про-грамм, было бы весьма целесообразно принимать новую, современную терминологию этой области, к классическим, и, притом, не устаревшим, воспитательным системам таким, как та, которую Антон Семёнович Макаренко создал в своё время. На наш взгляд, такое применение может обогащать новыми идеями и новыми путями решение актуальных вопросов ХХI века.