Миллион не поможет, присылайте отзывы

Ваши отзывы прошу присылать на почту nam-ural@mail.ru или на электронную почту учительской газеты

Президентская программа «Земский учитель» требует серьезных и неотложных содержательных корректировок

​Анатолий Маркович Цирульников — давний автор нашей газеты. Известный ученый и писатель, академик Российской академии образования, главный научный сотрудник Президентской академии (ФИРО РАНХиГС), доктор педагогических наук, профессор, автор уникальной серии из 20 книг по итогам экспедиций и социокультурных исследований под общим названием «Неопознанная педагогика», книги «Феномены и культурные практики. Социокультурная модернизация и развитие образования».
«Неопознанная педагогика» — это своеобразная энциклопедия России и российского образования начала XXI века. Это книги почти на все буквы алфавита. От «а» — Адыгея, Алтай, «б» — Башкирия, Бурятия, «в» — Вологодская область и так далее до «х» — Хакасия и «я» — Якутия. В целом это картина России через образование. Не официозная, не телевизионная картинка страны, «которую мы не видели».
Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ

Автор трех книг, зачитанных студентами педвузов: «Из тайных архивов русской школы» (1992), «История образования в портретах и документах» (2001) и «От Бориса до Юлии. История детства. Детские истории» (2016). Его перу принадлежат более 500 публикаций, в их числе 40 книг, монографий, учебных пособий, энциклопедий для юношества.
А.М.Цирульникову принадлежат оригинальные труды по истории школьных реформ, этнокультурным проблемам образования, развитию инноваций, проблемам сельской школы. Он является основателем ряда новых направлений в науке, в том числе социокультурного подхода к развитию образования в регионах. Многолетний научный руководитель и вдохновитель программы социокультурной модернизации образования в Республике Саха (Якутия), давшей уникальные по своему значению результаты в российской и мировой практике.

Лауреат премии Союза журналистов России (2004) и ряда центральных изданий. Книги Анатолия Цирульникова неоднократно отмечены как лучшие работы по развитию современного образования (2004, 2006, 2008, 2009).

Сельская школа и сельский учитель давно находятся в сложной, противоречивой ситуации. За пятнадцать — двадцать лет на селе было ликвидировано около двадцати тысяч малокомплектных школ. Это стало одной из главных причин того, что с карты страны исчезли 20 тысяч деревень.

Разукрупнять дорого. А укрупнить вышло еще дороже
Отечественная гуманитарная катастрофа — отражение мировой проблемы, но решения относительно нее принимают по-разному.
Тенденция укрупнения школы идет против трендов мировой практики: в Норвегии, Дании и других странах мира происходит процесс разукрупнения сельских школ, и только в нашей стране наоборот. В почти полуторамиллиардном Китае сегодня работают десятки тысяч сельских школ с 3‑5 учениками, причем в 8000 школ, в особенности на западе, в горных местностях и на островах, сохраняется обучение с одним учеником. И это не случайно: по законодательству Китайской Народной Республики при наличии хотя бы одного учащегося сельская школа не может быть закрыта! И не только из гуманистических соображений. В Китае хорошо помнят, что именно село, маленькие производства, цеха, ремесла, возникавшие в сельской местности в начале 80‑х годов в семьях и на базе образовательных учреждений, стали источником процветания страны. И сегодня, при стремительной урбанизации, разнице в качестве жизни и уровне образования в городе и селе, порождающих все более острые социальные проблемы страны, правительство Китая вновь усиливает внимание к селу, сорок лет назад ставшему двигателем экономических реформ.
Некоторые сдвиги намечаются и у нас в стране. В их числе анонсированный в 2019 году Президентом России В.В.Путиным в рамках ежегодного Послания Федеральному Собранию запуск программы «Земский учитель», а также развитие территорий, в том числе сельских, в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока как стратегическая задача.

Нужен социальный институт
Однако программа «Земский учитель» в том виде, как она представлена сегодня, ограничивается простыми мерами финансовой поддержки педагога, идущего в сельскую школу (единовременное пособие 1‑2 млн руб.), и совершенно упускает комплекс содержательных, социально-психологических, организационно-педагогических и социально-экономических условий, без которых поставленная президентом задача не может быть решена. По данным опросов, проведенных Общественной палатой и Общероссийским народным фронтом, среди условий, при которых учителя готовы сменить место жительства и работать в селе, указывается в качестве приоритетов наличие рабочих мест для членов семьи, условия для качественного образования, существование развитой социокультурной среды.
К сожалению, эти и другие вопросы не учитываются в деятельности государственных органов, которые должны обеспечить решение задач президента. Отсутствует социальный институт, который бы обеспечивал разработку содержания сельского образования, подготовку и переподготовку сельских учителей и управленцев, координацию и мультиплицирование продуктивных практик, обеспечивающих эффективную реализацию государственной программы «Земский учитель» и других задач, поставленных в этой сфере в нацпроекте «Образование».
Мы предлагаем восполнить этот пробел.

На примере успешных практик
Создать на основе государственно-частного партнерства федеральный образовательный центр «Земский учитель». В числе его основных задач следующие.
Разработка и обобщение продуктивного содержания и форм образования на селе, необходимых в том числе для преодоления существующего у нас до сих пор примитивного представления о том, что сельская школа — это просто ухудшенный вариант городской, который нужно подтягивать до формальных, подчас упрощенных показателей и шатких, постоянно меняющихся стандартов. При этом происходит игнорирование сельской школы как особого социокультурного феномена. Это в отличие от нас хорошо осознают не только в западном мире, но и в Китае, где, например, в Северо-Восточном педагогическом университете (Northeast Normal University), почетным приглашенным профессором которого я являюсь, действует Институт сельского образования.
В рамках федерального образовательного центра и его партнерских связей с разными социальными институтами должны проходить подготовка, переподготовка и развитие педагогического мастерства сельских учителей и управленцев, аналитическое, учебно-методическое и информационно-издательское обеспечение данной деятельности. Для этого должны быть использованы не только мировые, но и современные отечественные продуктивные практики, показавшие свою успешность в российских регионах.
В их числе педагогические технологии, ориентированные на условия малокомплектной школы, разновозрастное обучение и обучение детьми друг друга (метод погружения, коллективная система обучения КСО), которые используются в сельских школах и в частной практике подготовки к ЕГЭ на Юге России, в Красноярском крае и в других местах; новые формы повышения квалификации, основанные на социокультурном анализе и проектировании, такие технологии, как образовательная сеть, образовательная экспедиция, образовательная ярмарка; дистанционные формы обучения в условиях цифрового образования и использования ИКТ.
Опыт подготовки и адаптации учителей к работе в сельских школах Новгородской области (Институт непрерывного педагогического образования НовГУ имени Я.Мудрого).
Опыт, накапливаемый в рамках поддерживаемой Сбербанком и частными инвесторами программы «Учителя для России» по отбору, сопровождению и поддержке учителей, работающих сегодня в селах и малых городах шести регионов средней полосы России.
Особо важное значение в деятельности центра может иметь освоение многолетнего опыта осуществля­емой под нашим научным руководством программы социокультурной модернизации и развития образования в Республике Саха (Якутия). Эта программа реализуется преимущественно в сельской местности, имеет блестящие, признанные в стране и мировом сообществе (ЮНЕСКО, США, Австралия, Китай) результаты, в том числе использования образования как инструмента решения жизненных проблем местных сообществ, развития сельских территорий. В этом ключе особое значение приобретает обучение на примере успешных практик сельских учителей и управленцев, работников поселковых и муниципальных служб тому, как с помощью социокультурных образовательных проектов создавать новые разнообразные рабочие места, нормальную социальную инфраструктуру деревни, развивать социальную и культурную среду, то есть создавать именно те условия, которые, по мнению учителей — потенциальных участников программы «Земский учитель», необходимы для их профессионального и жизненного выбора.

Варианты размещения: центр или сеть?
Мы считаем, что один из образовательных центров «Земский учитель» может быть создан на имеющейся учебно-материальной базе села Текос Геленджикского района Краснодарского края. Это обусловлено рядом факторов, в том числе благоприятными климатическими условиями (привлекательность теплого края для сельских учителей и детей, приглашаемых профессоров, возможных инвесторов проекта), имеющейся учебно-материальной, интернатной и гостинично-гостевой базой, возможностью сохранения кадрового ядра, владеющего образовательными технологиями, ориентированными на обучение в разновозрастном коллективе сельской школы.
В том же Краснодарском крае, в Мостовском районе, неподалеку от Кавказского биосферного заповедника, развертывается уникальный проект «Родина. Мосты в будущее» («ЭкоБиоРегион»). Создается сеть из девяти сельских агропоселений со здоровым образом жизни. Проектируется научно-методический образовательный центр, работающий в разных — очных и дистантных — режимах для детей и взрослых, селение с органическим земледелием, центр ремесел и многое другое, меняющее наши представления о возможности качественной жизни и образования в селе. Центр «Земский учитель» мог бы найти здесь место.
Мы уже упоминали Великий Новгород. Многолетними трудами сельского учителя математики профессора Р.М.Шерайзиной, которую даже при отсутствии в стране земства, прекратившего свое существование после 1917 года, по праву можно считать выдающимся земским деятелем. Стараниями ученого, ее коллег и учеников были созданы первый в стране Региональный центр развития образования, Институт непрерывного педагогического образования при Новгородском государственном университете имени Я.Мудрого, Центр образования взрослых. Накоплен уникальный опыт творческого отбора молодых людей в педвузы, адаптации их выпускников к жизни и деятельности в селе.
Наконец, уже упоминавшаяся нами Якутия, среди детских садов, школ и других образовательных организаций которой около 70% — сельские. За двадцать лет действия программы социокультурной модернизации образования республика достигла результатов, имеющих не только общероссийское, но и мировое значение. На наш взгляд, здесь уже созданы практически все основные необходимые научно-методические, кадровые, информационные, гуманитарно-технологические условия для того, чтобы открыть центр развития сельских учителей, мультиплицирования продуктивных практик, со­циокультурных образовательных проектов, имеющих социальную и экономическую эффективность.

* * *
Этот список открытый. В стране есть немало мест, откуда может пойти развитие. Полагаем, что нужно уйти от давно устаревшего в образовании центристского подхода и создавать не один-единственный центр, а федеральную сеть площадок «Земский учитель», постепенное развертывание которых может изменить ситуацию в сельском образовании, да и не только в нем.
Мы исходим из того, что организация такого образовательного центра или, лучше, федеральной сети площадок должна быть ориентирована не только на ограниченное число обучаемых в ней будущих или нынешних сельских педагогов, но и на передачу через них этого опыта другим. Известно, что при наборе критической массы возникает цепная реакция «взрыва». Лучше сказать — прорыва. Таким образом, запускаются массовые процессы в российском сельском образовании. Они подобны тем, которые во времена распространения народных школ в Германии по моделям великого Иоганна Песталоцци привели к духовному, а затем и экономическому подъему пребывавшей в кризисе страны. Этот исторический пример, как и явление отечественного дореволюционного земства, образовательный опыт которого являлся триггером развития российской школы, дает надежду: здесь нас ждет успех.